Универсальный язык джаза Игоря Бутмана

Майкл Макфол, чрезвычайный и полномочный посол США в России,
Livejournal,
5 февраля 2012 года

В понедельник вечером у нас с женой был первый «выход в свет» в Москве. Мы пошли слушать музыкальный ансамбль Игоря Бутмана. До этого я слышал какую-то его музыку в Штатах, и мне, как бывшему участнику биг-бэнда (это было тысячу лет назад, я играл на трубе), давно нравится этот стиль джаза. И мой отец больше тридцати лет работал музыкантом – он тоже играл на саксофоне, – поэтому уже долгое время я довольно сильно связан с музыкой, музыкантами и музыкальной тусовкой вообще.

Однако то, что я услышал в понедельник, было действительно нечто совершенно особенное. Во-первых, Бутман, несомненно, очень талантливый музыкант, и он также обладает своим особым духом. Я в восторге от его энергетики. Во-вторых, в его ансамбле собраны фантастические музыканты. Меня поразило, что в его команде и молодые, и более зрелые музыканты, но все они являются большими поклонниками традиционного джаза. Его музыканты обладают бесстрашием и свободой в исполнении джаза. В-третьих, я подумал, что даже невозможно определить, музыканты какой именно страны исполняют джаз - российские это музыканты или музыканты из какой-либо иной страны исполняют джаз, этот один из величайших подарков Америки всему миру. По сути, слушатели получили бы одинаковое удовольствие, будь эти музыканты из России, Америки, Украины, Марокко, Нигерии или Китая. Есть что-то магическое в музыке, которая преодолевает всякие границы. В-четвёртых, я подумал: ведь здесь, в России, это было не всегда так, как сейчас. Я отчётливо помню, как летом 1983 года я сидел дома у моего нового русского друга в Ленинграде, и он достал свою «тайную» коллекцию джазовых записей: Диззи Гиллеспи, Майлс Дейвис и другие пластинки. В те времена было трудно достать джазовую музыку, но люди как-то ухитрялись ее находить. Этот стиль музыки однозначно ассоциировался с Америкой. Для некоторых это была очень негативная ассоциация. Однако для нас на Западе это считалось признаком «прогрессивных» настроений. Я точно помню, какое большое внимание советологи уделяли тому факту, что Юрий Андропов слушал джаз! Для нас это было признаком того, что он станет реформатором. Тогда, в дни холодной войны, джаз был в высшей степени политизированным символом. СЛАВА БОГУ, те дни ушли в прошлое!

Сейчас после возвращения в Россию для меня самым удивительным является то, насколько глубоко интегрировались наши культуры и экономики с тех пор, как я уехал из Москвы 17 лет назад. В субботу вечером я ходил на баскетбол и наблюдал, как американцы помогли ЦСКА победить поляков. После игры мы поболтали с нападающим ЦСКА Андреем Кириленко о том, что его давние друзья и коллеги из клуба «Юта Джаз» соскучились по нему. Овечкин продолжает выступать за «Вашингтон Кэпиталз» и помогает этой команде побеждать, в то время как некоторые американские хоккеисты уже выступают за российские команды. В бизнесе тоже происходят удивительные вещи, показывающие, насколько изменилась жизнь с той поры, когда джаз в Советском Союзе считался подрывным элементом. Например, одна из крупнейших американских компаний «Эксон-Мобил» приступила к осуществлению совместных проектов с крупной российской компанией «Роснефть». Контракт «Эксон» с «Роснефтью» является всего лишь одним из тысячи других примеров российско-американского экономического сотрудничества. Мы вместе решаем и такие важные вопросы, как розыск преступников. Например, правительство США объявило о вознаграждении в пять миллионов долларов за информацию о террористе Доку Умарове, и такое взаимодействие символизирует новый уровень сотрудничества в борьбе с общими угрозами. Понятно, что наши правительства не всегда и не во всём соглашаются. Например, вчера мы были разочарованы, когда Россия отказалась поддержать резолюцию Совета Безопасности ООН по Сирии. Однако честное признание различий в наших подходах не должно привести к ложному выводу, будто мы возвращаемся к холодной войне. Это время давно ушло в прошлое и никогда не вернётся. Концерт Игоря Бутмана напомнил мне, какой большой путь мы уже прошли и какого величия мы можем достичь, когда наши самые талантливые люди работают совместно.