Before & After с Игорем Бутманом: Слушаем музыку с российским джазовым послом

Ларри Эппелбаум,
JazzTimes,
Май 2012 года

Тенор-саксофонист, бэндлидер и бизнесмен Игорь Бутман занимает уникальное место в российских джазовых кругах из-за своих превосходных музыкальных навыков, постоянных появлений в СМИ и обширных политических связей.


Сейчас у Бутмана особенно продуктивный период. В прошлом октябре он отметил свой 50-летний юбилей в Москве гала-концертом с участием его Оркестра и специальных гостей – Уинтона Марсалиса, Нэтали Коул, Билли Кобэма и Крисчена Макбрайда. В феврале провёл 12-ый международный фестиваль “Триумф Джаза” в Москве, а его лейбл Butman Music выпустил несколько новых релизов, самый заметный из них - “Sheherazade’s Tales”, кроссовер-концерт, записанный Оркестром Бутмана при участии гитариста Питера Бернстина и трубача Шона Джоунса. За исключением “Каравана” - на пластинке представлена только русская музыка, среди треков особенно выделяется пьеса “Очи чёрные”, основанная на cинкопированном ритме с акцентом на слабую долю, с ослепительными соло группы саксофонов, и амбициозная переработка шедевра Римского-Корсакова “Шехерезады”, написанной в 1888 году. Вся музыка блестяще аранжирована бывшим “боссом” Игоря – Николаем Левиновским


Я не виделся с Игорем почти три года, когда вернулся в Россию летом 2011 года. Первым пунктом моего путешествия была Москва, я бросил сумки в номере отеля и направился прямиком в Клуб Игоря Бутмана на Чистых Прудах для того, чтобы послушать музыку вместе с саксофонистом.


1. Louis Armstrong & Lyudmila Gurchenko
“Five Minutes Song” (из “The Liberty of Jazz”, SoLyd). Армстронг, труба; Гурченко, вокал; Оркестр Эдди Рознера. Записано в 1950х.

До: Эта певица умерла около месяца назад (30 марта 2011 года). Она известная российская актриса и её жизнь не всегда была простой. Она очень быстро стала звездой в 21 год, сыграв в этом фильме, комедии “Карнавальная ночь”. Она была очень красивой и очень музыкальной – жаль, что она не пела джаз. Но она любила его и работала с отличным джазовым пианистом Михаилом Окунем. Получается, что здесь Луи пытается играть вместе с Людмилой Гурченко и саундтреком к фильму?
Слышали ли вы эту запись до этого?
Нет, в первый раз. Эту песню несложно сыграть, изменения очень простые и мелодия вертится вокруг нескольких нот. Эта очень старая песня и сейчас немного людей поют её. В ней поётся про канун нового года.
Все ли знают этот фильм здесь (в России)?
Все. Поэтому это было так неожиданно для меня. Это отличное начало – чтобы удивить меня. Удивительно слышать, как Луи говорит по-русски в начале.


2. Joe Henderson Sextet
“Mamacita” (из “The Kicker”, Milestone). Хендерсон, тенор-саксофон; Майк Лоуренс, труба; Грэчэн Монкар III, тромбон; Кенни Баррон, фортепиано; Рон Картер, контрабас; Луис Хэйз, барабаны. Записано в 1967 году.

До: Я отлично знаю эту запись. Это Джо Хендерсон. Один из моих кумиров. Большой удачей для меня стало то, что Геннадий Гольдштейн дал мне мои первые пластинки: Чарли Паркера, “The Cannonball Adderley Quintet in San Francisco”, потом он дал мне “Coltrane Plays the Blues” и записи трио Сонни Роллинса. Это как раз то, что я слушал поначалу. Потом я начал слушать других музыкантов, и другие тенористы начали мне рассказывать о Джо Хендерсоне. Затем я услышал его на пластинке с Мирославом Витоушем, Джеком Деджоннеттом и Херби Хэнкоком. Иногда мне кажется, что проще играть как Джо Хендерсон и Сонни Роллинс. Но потом я понимаю, что их восприятие гармонии, равно как ощущение ритма отличается от моего. Мне нравится его оригинальность. Я люблю его мелодии. Когда мне было 16 или 18, мне нравились его пьесы из Real Book. которая была важным источником информации во времена Союза. Мне очень нравилась его песня “A Shade of Jade”, и я играл её со своей группой. Мы не очень понимали, что мы играем, но мелодия сама по себе была такой интересной. А ещё мне нравилассь его версия “Nardis”. Что бы мой учитель ни говорил о музыке, я находил это в Джо Хендерсоне. Я слышал его в Бостоне. Я ходил на его концерты в Regattabar и Blue Note. Хотя мне не удалось лично повстречаться с ним.
Если бы он был сейчас с нами, о чём бы вы хотели с ним поговорить?
Было бы интересно узнать, почему он играет эти переходы. С помощью какой аппликатуры он добивается таких обертонов? Он использует весь диапазон саксофона, и мне нравится, что он использует кварты в своих композициях и соло. Мне нравятся его альбом “The Kicker and Inner Urge” и его альбом с “Blue Bossa” (“Page One”, записанный в 1963 году на Blue Note). Я в восторге от его записей с Маккоем Тайнером и Хорэсом Силвером, и его более поздних пластинок, когда о нём узнали и он сделался звездой: пьесы Билли Стрейхорна, трибьют Майлсу Дэйвису и его биг-бэндовая пластинка. И ещё мне нравится его альбом с Валерием Пономарёвым (“Profile”,  записанный в 1991 году на Reservoir) и его трио с Роном Картером и Элом Фостером. У меня есть много его записей.

3. Alex Sipiagin
“Wind Dance” (из “Out of the Circle”, Sunnyside). Сипягин, труба, флюгельгорн; Адам Роджерс, гитара; Донни Маккаслин, флейта, саксофон; Гил Голдстейн, аккордеон; Робин Юбэнкс, тромбон; Хенри Хэй, клавишные; Скотт Колли, бас-гитара; Антонио Санчес, барабаны; Дэниел Садовник. Записано в 2007 году.

До: Мне нравится исполнение. В мелодии довольно интересные ходы. Мне нравится трубач, и он звучит немного как Алекс Сипягин. Одна фраза, которую он играет (Бутман пропевает её), выдаёт это. Он отлично звучит на флюгельгорне: полностью владеет инструментом, прекрасно понимает музыку. И это его стиль написания мелодий. Однако мне хотелось бы, чтобы он больше взаимодействовал с группой и больше углублялся в мелодию. Здесь довольно сложный ритм, не знаю, что за размер, однако понятно, что это не 4/4. Пьеса прекрасно написана. Все его альбомы состоят из его собственной музыки или стандартов, которые он аранжировал. Они очень мощно солируют, однако когда играют мелодию, они не сбиваются с дыхания. Я желаю ему больше успеха как лидеру, однако я не уверен, что он даже хочет быть лидером. Ему нравится играть с Дейвом Холландом, Mingus Big Band, также он выступает со своей женой (вокалисткой Мандей Мичиру). Однако у него нет такой цели – стать большой звездой как Крисчен Скотт или Рой Харгроув.
Может, он просто такой человек?
Не знаю. Ему просто нравится то, что он делает. Он играет свою любимую музыку. Возможно, это достаточно для его амбиций. Он великолепно играет и сотрудничает с великолепными музыкантами, у него есть контракт с лейблом и у него есть свобода. Он может делать что захочет и когда захочет. Если он счастлив – что я ему скажу? Стань Уинтоном Марсалисом? Нет, наверно, он и не хочет этого. Он один из лучших трубачей.

4. Joe Lovano Us Five
“Blues Collage” (из “Bird Songs”, Blue Note). Ловано, альт-саксофон; Джеймс Вейдман, фортепиано; Эсперанца Сполдинг, контрабас. Записано в 2010 году.

До: Я не очень понимаю, что делает басист, однако группа играет две пьесы Чарли Паркера. (Прим. ред.: В “Blues Collage” музыканты одновременно исполняют мелодии трёх пьес, написанных в духе Чарли Паркера: “Carvin’ the Bird” Ловано, “Bloomdido” Вейдмана и “Bird Feathers” Сполдинг). Мне это не мешает, впрочем. Я однажды играл концерт вместе с очень известной, прекрасной русской оперной певицей Еленой Образцовой. Мы играли “Summertime” и она не могла понять, что мы играем. Она потрясающая певица, выступала в Metropolitan Opera и La Scala, везде. Сейчас ей за шестьдесят и уговорить её на какие-то эксперименты невероятно сложно. И мы поначалу не поняли этого. Мы хотели сыграть с ней, однако не знали, как это сделать. И я сказал ей: “Пойте, что хотите, а мы будет выстраивать игру вокруг вашего пения. Не слушайте нас. Мы будем играть без какого-либо ритма и метра”. И это вроде бы сработало. После концерта я долго смеялся над одним журналистом, который сказал, что это звучало так, как будто он слушал две разных радиостанции одновременно. И вот эта пьеса звучит так же. Они сыграли две разных мелодии, немного блюза, а потом обе мелодии снова. Не могу сказать, что это что-то особенное для меня. Саксофонист немного похож на Ли Коница, но я не уверен.
После: Он играет на альт-саксофоне? Это не очень заинтересовало меня. Но я не слышал партию контрабаса. Она отличный музыкант, но на записи её почти не слышно. Я думал, возможно, она играет ещё одну пьесу Чарли Паркера.
Я хочу сказать, что Джо Ловано – это один моих самых любимых саксофонистов. Мне нравится его альбом “52nd Street Themes”, и та потрясающая запись, которую он сделал вместе с Джоном Скофилдом, Дэйвом Холландом и Элом Фостером (“ScoLoHoFo’s Oh!”, Blue Note, 2003). Мне нравятся его идеи, звук и свобода в развитии мелодий. Иногда он не обращает внимания на изменения в гармонии, он может сыграть всё, что угодно. Когда я услышал его в первый раз, он очень сильно повлиял на меня.
 

5. Grover Washington Jr.
“Mister Magic” (из “Mister Magic”, Kudu). Вашингтон-младший, саксофоны; Боб Джеймс, клавишные; Эрик Гейл, гитара; Гэри Кинг, бас; Ральф Макдональд, перкуссия; Харви Мейсон, барабаны. С аккомпанементом студийного оркестра. Записано в 1974 году.

До: (Смеётся) Да, мы играли её много раз. Это поздний великий Гровер Вашингтон-младший. Эта пьеса называется “Mister Magic”, а Гровер – один из лучших музыкантов и лучших людей, которых я когда-либо встречал. Я встретил его в аэропорту, когда он прилетел в Санкт-Петербург (Ленинград) в 1986 году. Он прибыл на волне улучшения отношений между СССР и США, Горбачёвым и Рейганом. Гровер был одним из артистов, которые прибыли на мирную конференцию, однако тогда случился скандал с российским журналистом и музыкантами, они застряли в вашингтонском аэропорту. В конце концов они прилетели, но на свой концерт в Санкт-Петербурге опаздали.  Мой друг, пианист Сергей Курёхин, предложил “Давай поедем в аэропорт и встретим Гровера”. И вот я встречаю Гровера в аэропорту. Он был очень дружелюбно настроен, сразу спросил, какие трости я использую и подарил мне коробку тростей Rico. А потом пригласил сыграть с ним в Риге, а потом в Петербурге и Москве.
Мне было невероятно сложно попасть на концерты американского артиста, потому что никто меня не знал. Особенно сложно было в Риге, а там же были настоящие коммунисты, они были очень строгими, потому что боялись московского КГБ. Однако Гровер пригласил меня, и я поехал. В концертном зале в Москве, американский атташе по культуре каким-то образом прознал обо мне и когда я пришёл, пустил меня в гримёрку Гровера. Я увидел три его саксофона. Я никогда в жизни не видел чёрного сопрано, и он спросил, хочу ли поиграть на нём. Я взял сопрано, он взял тенор, и мы сыграли дуэт в гримёрке. Всё это снимала съёмочная группа, однако я никогда не видел той записи. Сомневаюсь, что даже у жены Гровера она есть.
Когда я приехал в США, подумал, что стоит позвонить людям, с которыми я уже встречался: Пэту Мэтини, Дэйву Брубеку и Гроверу. Мои друзья говорили мне: “Забудь, они даже не помнят тебя”. Но я всё же позвонил Гроверу и он мгновенно пригласил меня в Филадельфию и устроил в мою честь большую вечеринку. Я сломал палец на ноге, играя с его дочерью, и он отправил меня в госпиталь и заплатил за моё лечение. Он одолжил мне свой саксофон и я выступил на концерте с тромбонистом Элом Греем в Филадельфии. Гровер много для меня сделал – приглашал меня играть с ним в Blue Note и на фестивале JVC. Потом я записался на его альбоме, который выпустил лейбл Columbia (“Then and Now”, 1988).
Он делал всё это потому что ценил вас как музыканта и человека. Что вам нравится в его игре?
У него потрясающие уши. Он так мелодично играет и с такой страстью. Он знает как строить соло. Он знает бибоп и сыграл много концертов с моим трио в Бостоне. Тогда я был поклонником Майкла Бреккера, и я не раз расспрашивал Гровера о нём, а ему нравилось рассказывать. Он не сказал ни о ком ни одного дурного слова.
Они оба из Филадельфии.
Ага. Он говорил, что хочет сделать запись с Майклом.
Расскажите мне о пьесе “Mister Magic”. Сложно ли её играть?
Её сложно сыграть так, чтобы не было скучно. Иногда я заставляю себя не играть так много нот и гармонических замен. Гровер знал, как правильно строить своё соло, и видел, как зрители визжали, когда он играл соло. Он не играл сложные аккорды или быстрые проходы; он отлично владел перманентным дыханием, играл альтиссимо, и всё звучало очень мелодично. Невозможно так играть на двух аккордах. С возрастом я начал думать, что иногда простая мелодия звучит значительно лучше. Гровер был настоящим мастером. Я любил его.


6. Chris Potter Quartet
“Boogie Stop Shuffle Intro” (из “Lift: Live at the Village Vanguard”, Sunnyside). Поттер, тенор-саксофон. Записано в 2002 году.
До:
(слушает на протяжении 2 минут) Это Крис Поттер? Потрясающий звук, прекрасное владение саксофоном; он один из тех молодых музыкантов, которые мне действительно нравятся. Я впервые услышал его на конкурсе имени Монка в 1992 году. Он тоже участвовал в конкурсе. Мне нравится всё, что он делает. Ему нравятся длинные вступления. Я видел DVD, где он играл длинные вступления к каждой пьесе. Одно длинное вступление – это хорошо. Два – ОК. Но потом уже теряется новизна. Я не очень уверен, что его в России хорошо знают.
Кто в России является ролевой моделью для молодых саксофонистов?
Многие слушают Колтрейна, Джошуа Редман пользуется большим влиянием. Но очень многие музыканты здесь очень консервативны. Кто-то слушает Хэнка Мобли и других музыкантов из старшего поколения. Я могу сказать, что Крис слушает; у нас одинаковые кумиры. Он просто удивительный музыкант.


7. JD Allen Trio
“Victory!” (из “Victory!”, Sunnyside). Аллен, тенор-саксофон; Грегг Огаст, бас; Руди Ройстон, барабаны. Записано в 2010.
До: Может, это Брэнфорд? Марк Тёрнер? Скажите.
После: Джей Ди Аллен? Я не знаю его, но мне он нравится. На него очень повлиял Колтрейн, особенно его артикуляция, звуковая атака и лёгкое вибрато. Актуальный звук барабанов и баса. В этой пьесе нет ни Сонни Роллинса, ни Бреккера. Это почти чистый Колтрейн. И мелодические линии как у Колтрейна после “Giant Steps”. Это скорее вдохновение, чем имитация. Уверен, что он молод. Мне это очень нравится.

8. Ben Webster
“Single Petal of a Rose” (из “See You at the Fair”, Impulse!). Уэбстер, тенор-саксофонист; Хэнк Джонс, фортепиано; Ричард Дэйвис, контрабас; Оуси Джонсон, барабаны. Записано в 1964 году.
До: Странная пьеса. Начало очень красивое, но потом она становится скучной. Наверно, это кто-то постарше. Странноватый звук, саксофон очень близко выведен, а фортепиано совсем задвинуто. Может, это Коулмен Хокинс? Бен Уэбстер? Я знаю, что они записывались с Оскаром Питерсоном.
После: Мне нравится этот дышаший звук, но не до такой степени. Но вообще нужно слушать этих музыкантов и знать, что было до Колтрейна. Мне нравится, как это звучит, но это меня не трогает. Я не знаю Эллингтоновской “Queens’ Suite” (для которой эта пьеса была написана), но мне хотелось бы её услышать. Звук у Бена потрясащий, но, повторюсь, меня это не трогает.


9. Eddie “Lockjaw” Davis
“Goin’ to Meetin’” (из “The Best of Eddie “Lockjaw” Davis”, Prestige). Дэвис, тенор-саксофон; Хорэс Пэрлэн, фортепиано; Бадди Катлетт, контрабас; Арт Тейлор, барабаны; Уилли Бобо, конги. Записано в 1962 году.
До:
Это Стенли Таррентайн? Мне нравится. Я должен знать, кто это. Мне также нравится звук на этой записи. Здесь много блюза и лигованных фраз, так будет играть настоящий афроамериканец с настоящим чувством. Это то, чего недостаёт молодым музыкантам – настоящего блюза. Может это Эдди Харрис? Эдди “Lockjaw” Дэвис?
После: Он потрясающий. Он, плюс Майкл Бреккер, плюс Колтрейн и Джо Хендерсон и чуть-чуть Кэннонбола – это и есть я (смеётся). Это сердце и душа и паузы. Это то, что я хочу делать. И Орнетт Коулман с Арчи Шеппом тоже. Мне нужно купить побольше записей “Lockjaw” Дэвиса.


10. James Farm
“1981” (из “James Farm”, Nonesuch). Джошуа Редман, тенор-саксофон; Аарон Паркс, фортепиано; Мэтт Пеннман, контрабас; Эрик Харлэнд, барабаны. Записано в 2010 году.
До: Все играют очень здорово, но мне не нравится эстетика звука. Они стараются звучать так, чтобы понравится молодой аудитории. В этом есть грув, это современно, но не думаю, что это понравится молодёжи.
После: Это меня не тронуло. Я думал конечно, что, может быть, это Джошуа или кто-то из его поклонников. Если бы использовали обычный акустический звук, может, мне бы это больше понравилось. Я не очень большой фанат Джона Зорна, но когда он играет, от него исходит энергия, которая переносит его музыку на другой эмоциальный уровень. А здесь всё на одном уровне и Джошуа пользуется своими обычными приёмами. Красивые мелодические линии, здорово, он отлично это делает. Но это та же самая структура “тема-соло-тема”. Может, стоило переаранжировать её таким образом, чтобы можно было что-то изменить внутри неё. Думаю, я бы предпочёл другую форму. Если вы собираетесь звучать по-новому, тогда делайте что-то новое. Я бы хотел услышать рэп с этой музыкой, сделать что-то действительно для молодёжи, потому что её нельзя обмануть. Они знают, что им нравится. Я бы пошёл дальше. Зачем делать что-то в пол-силы?


11. Sam Rivers’ Rivbea All-Star Orchestra
“Whirlwind” (из “Inspiration”, RCA). Риверс, Стив Коулман, Грэг Осби, Чико Фримэн, Гэри Томас, Хэмлет Блюэтт, саксофоны; Рэй Андерсон, Джозэф Боуи, Арт Бэрон, тромбоны; Рэви Бести, Ральф Алесси, Джеймс Золлар, Бэлкида Кэрролл, трубы;  Джозэф Дэйли, баритон-горн; Боб Стюарт, туба; Дуг Мэттьюз, бас-гитара; Энтони Коул, барабаны. Записано в 1998 году.
До:
Я слышу, что аранжировщик пытается быть оригинальным. Форма довольно свободная, но мне не нравится, как звучит бас-гитара с биг-бэндом, только если это не фанк. Я слышу каждую оркестровую группу и исполнение вообще отличное. Я хочу, чтобы мои музыканты чувствовали себя свободно, когда они играют. Но я хочу, чтобы эта свобода из чего-то возникала. У Орнетта потрясающее мелодическое мышление. У Колтрейна огромная мощь и энергия. Я не чувствую такой энергии здесь.
После: На одной из своих первых пластинок я записал “Fuchsia Swing Song”. Мне нравится оригинальная версия этой пьесы с Тони Уильямсом. Сэм Риверс - выдающийся саксофонист, но этот биг-бэнд меня совсем не впечатляет.



12. Dizzy Gillespie/Sonny Stitt/Sonny Rollins
“The Eternal Triangle” (из “Sonny Side Up”, Verve). Гиллеспи, труба; Ститт, альт-саксофон; Роллинс, тенор-саксофон; Рэй Брайнт, фортепиано; Томми Брайнт, контрабас; Чарли Персип, барабаны. Записано в 1957 году.
До:
(поёт вместе с записью) Это одна из величайших записей: Диззи Гиллеспи, “Eternal triangle” с альбома “Sonny Side Up” с Сонни Ститтом и Сонни Роллинсом. Они все вкладывают свои идеи в игру. Мне очень нравится эта запись, и я думаю, что помню наизусть все соло. Мне нравится всё, что делал Диззи. Я провёл много времени, слушая этот альбом. Мне также нравится “On the Sunny Side of the Street” с вокалом. Мне повезло: пианист в группе Давида Голощёкина был контрабандистом и торговал винилом (в Советское время), пластинки были очень дорогими. Он мне одалживал их, чтобы я перегнал их себе на плёнку. Это было настоящим успехом – иметь такие записи. Вроде бы именно он дал мне ту запись.
Назовите несколько записей, которые изменили вашу жизнь.
“Now’s the Time” Чарли Паркера, “Heavy Metal Be-Bop” Brecker Brothers, “Cherry” Стэнли Таррентайна, “Shabazz” Билли Кобэма, “Kind of Blue” и “Sketches of Spain” Майлса Дэвиса, и конечно же “Thad Jones and Mel Lewis Live at the Village Vanguard”. Также у меня была пара болгарских сборников под названием “Величайшие альт-саксофонисты” с вещами Гэри Бартца и Фила Вудса и “Дуэт”; “V.S.O.P.” Херби Хэнкока; “A Night at Birdland” Арта Блейки, Клиффорда Брауна и Лу Дональдсона; “The Blues and the Abstract Truth” Оливера Нелсона.
Много записей изменило вашу жизнь.
Они до сих пор меняют её.