Рэнди Бреккер, Ronnie Scott's, Лондон

Шолто Бирнс ,
“The Independent” (London),
14 сентября 2006 года

Даже если бы для Рэнди Бреккера это и было относительной неудачей - на протяжении всей карьеры быть в тени своего брата Майкла, одного из самых обожаемых саксофонистов, он никогда особо не обращал на это внимания. Может, из-за того, что он находится в хорошей компании – вместе со Стэнли Таррентайном и его братом, трубачом Томми, а также с корнетистом Нэтом Эддерлей, братом «Кэннонболла». 

А может, потому что Рэнди обладает великолепным звуком, а также набором фирменных приёмов, и потому, что бы он ни играл, всё звучит легко и вальяжно. Так или иначе, музыканты знают цену старшему Бреккеру. 

Здесь (в клубе Ronny Scott’s) Рэнди аккомпанировал квартет Игоря Бутмана, ведущего российского тенор-саксофониста. Группа полным составом только что прилетела из Казахстана. 

Поначалу казалось, будто Бреккер (который остаётся очень известным музыкантом, как лидер собственных коллективов, так и второй солист Brecker Brothers, фьюжн-группы 70-х годов) делает одолжение Бутману, выступая вместе с ним. Российские музыканты играли, будто были не вполне знакомы с джазовыми достижениями последнего десятилетия, и композиции Бреккера были исполнены, словно они были абсолютно новыми на сегодняшний день (наверно, они примерно так же звучали, когда трубач впервые вошёл в состав квинтета Хорэса Силвера в конце 60-х годов). 

Однако преимущества отсутствия некоторой изощрённости не заставили себя ждать. От настойчивой райд-тарелки барабанщика, яростно задававшей ритм в пьесе Бреккера «Шанхай», до очень энергичной игры контрабасиста, - всё говорило о том, музыканты по-настоящему глубоко чувствовали музыку, которую исполняли, и именно оттого она звучала в их руках очень современно. 

Стиль игры Бутмана выдержан в приятной винтажной манере, в чём-то напоминающей вид его саксофона. От игры Игоря исходила такая энергия и безудержность, что казалось, он посвятил предыдущую неделю прослушиванию позднего Джо Хендерсона. Несомненно, у группы есть нерушимая связь с грубоватостью бопа и пост-бопа, которую более «спокойные» западные группы утратили. Эта брутальность вызывала восхищение, и квинтет сыграл так же страстно и неотразимо ещё несколько композициий. 

Они закончили концерт главным хитом Бреккера, переплетающимися знакомыми попевками "Some Skunk Funk", изменив лежащие в основе пьесы рок- и фанк- ритмы на быстрый свинг. Это тоже звучало довольно свежо. Нет ничего удивительного, что Рэнди Бреккер остался очень довольным своими партнёрами.