Возводя Русский Дом

Уилл Фрайдуэлд,
The New York Sun,
30 ноября 2007 года

В течение своего раннего сета в среду в Dizzy's Club Coca-Cola, Игорь Бутман, выдающийся тенор-саксофонист родом из Санкт-Петербурга, сыграл лишь один пассаж, который для западного слушателя отдалённо напоминал что-то русское. Это была главная тема из «Пети и Волка» (и, чтобы быть до конца честным, эту мелодию Прокофьева записывали такие американские джазмены, как Бенни Гудмэн и Джимми Смит). Во всём остальном, игра товарища Бутмана звучала по-русски только в смысле его мастерства: он играет на тенор-саксофоне с мощью исполнителя баса в опере Бородина, который своим богатым тембровым диапазоном затмевает прочих оперных певцов. У Игоря такая энергичная манера игры, что иногда боишься, что он вот-вот задохнётся. 

Самого известного джазмена бывшего СССР, господина Бутмана считают русским Уинтоном Марсалисом: как и артистический директор Jazz at Lincoln Center, господин Бутман родился в 1961 году и является известной личностью и музыкальным авторитетом, успешно выступает как солист и возглавляет собственный биг-бэнд. Несмотря на то, что он постигал джазовое искусство в Америке (равно как и несколько братьев Марсалиса, он учился в Berklee College of Music) и неоднократно выступал здесь, благодаря покровительству Марсалиса и Jazz at Lincoln Center, ни один из его многочисленных альбомов не был широко известен на западе. 

Но, похоже, эта ситуация изменится вместе с выпуском на Sony Classical, лейбле с отличной сетью дистрибьюции, альбома "Magic Land", представляющего собой тонкий компромисс между американскими и русскими ценностями: господину Бутману аккомпанирует абсолютно звёздная, преимущественно нью-йоркская группа, включающая Джека Деджонетта на барабанах, Стефона Харриса на вибрафоне, а также редкого появляющегося в качестве сайдмена Чика Кориа за фортепьяно. В то же время, материал альбома взят прямо из русской поп-культуры: это темы из русских мультфильмов, интерпретированных в той же манере, которую используют Дон Байрон и Стивен Бернстайн при переработке музыки Карла Стэллинга и Рэймонда Скотта. 

На концерте в Dizzy's Club, где господин Бутман играет до воскресенья, несмотря на то, что ему представился шанс поработать со знаменитым трио известным как Manhattan Trinity (Сайрус Честнат, фортепьяно; Джордж Мраз, бас; Льюис Нэш, барабаны), расстраивало то, что по какой-то причине его представляли как специально приглашённого гостя, и, таким образом, он играл лишь половину сета. Безусловно, в среду он был чрезвычайно убедителен в своих четырёх сольных номерах.

Первым был минорный русский вальс, построенный на сольных саксофонных каденциях и унисонном пассаже, исполняемом саксофоном и басом, он был так преисполнен грусти, что я подумал, что он должен быть написан в знак протеста против тюремного заключения Гарри Каспарова. (К моему удивлению, вальс оказался посвящён жене саксофониста). Господин Бутман перешёл к «Песенке о лете» (из российского мультфильма «Санта Клаус и лето»), которую на своём альбоме он исполняет на сопрано-саксофоне вместе с трубачом Рэнди Бреккером. Однако мне больше понравилось то, как саксофонист её исполнил на сцене Dizzy's Club: на тенор-саксофоне, в духе калипсо Сонни Роллинса, радостно и свободно, в то время как господин Честнат задавал полиритмическую основу на рояле. Затем последовала ещё одна минорная баллада, “Nostagie”, написанная в 1997 году самим господином Бутманом, с незабываемой мелодией, вызывающей в памяти и "Autumn Leaves", и "I'm a Fool To Want You."

“Nostagie” была объявлена последней пьесой на концерте, но тут внезапно появился артистический директор Dizzy's Club Coca-Cola Тодд Баркан и спросил публику, хочет ли она исполнения «на бис». После того, как мы в унисон прокричали «Да!», господин Бутман порадовал нас ещё одной мультяшной темой, «Водными лыжами» в стиле Рэймонда Скотта. Исполнение пьесы превратилось в стремительную и неистовую театрализованную браваду, сродни жонглёрству: подбрасывание трёх горящих сабель и одной картофелины вверх и попытка удержать их всех вместе в воздухе – при этом, конечно, не забывая свинговать. Восторженная публика, как и ожидалось, вскочила на ноги: это были первые хорошие новости из Москвы за последнее время.