Igor Butman. Magic Land. 4 1/2 stars

Michael Jackson,
Downbeat,
Февраль 2009 года

Несколько аляповатый дизайн обложки диска и предположение, что в трек-листе - детская музыка, плюс весьма условное знакомство с творчеством Игоря Бутмана оттолкнули меня от этого диска, когда я получил его по почте, впрочем, беспроигрышный состав аккомпанирующей группы вызывал любопытство. Выясняется, что я поставил себя в довольно нелепое положение. Бутман – изумительный саксофонист, и Magic Land – это впечатляюще виртуозная и в то же время лёгкая, непринуждённая запись.

Диск прославляет темы из российских фильмов и мультиков, о которых, возможно, многие захотят узнать больше, равно как и о внушительном списке достижений Бутмана, которые содержатся в аннотации “Magic Land”. Джек ДеДжонетт спродюсировал диск и очевидно получает огромное удовольствие от исполняемой им музыки, особенно это заметно в зажигательной «Чунга-Чанге», «огонь» в которой мощно поддерживает плотный бас Джона Патитуччи. В «Песенке друзей» эти двое копируют один из тех плотных госпеловых грувов, на которых ДеДжонетт специализируется вместо с Китом Джарреттом.

Исполнительские приёмы у Бутмана, как и у Криса Поттера, весьма разнообразны. Кажется, что он может сыграть всё аккуратным, ровным звуком, безупречно с точки зрения ритма и очень технично, однако именно радость в его саунде и игре так располагает к себе. Некоторые смахивающие на песенки мелодии вы вскоре после прослушивания уже будете насвистывать; «Песенка о лете», в которой звучит задорный сопрано-саксофон Бутмана, напоминает тему «Surrey With The Fringe On Top», или, может быть, соло Рэнди Бреккера просто лишь намекает на сходство. Ближе к концу диска звучание становится более напористым вместе с пьесой «Колыбельная Медведицы», в который Патиттуччи «рубит№ такой умопомрачительный грув, что колыбельная грозит разбудить детёныша. После этой пьесы в компетентности этого секстета сомневаться не приходиться. Однако самые настоящие жемчужины можно найти в импровизационных пассажах, как, например, в блестящих, живых соло Чика Кориа в забавной пьесе в духе Бада Пауэлла и Бастера Китона «Водные лыжи», где его сильные пальцы рисуют образ лыжника, покачивающегося над следом от мультяшного корабля.